Между нами тает лед. В США придумали, как потеснить Россию на Севморпути

Между нами тает лед. В США придумали, как потеснить Россию на Севморпути

Источник информации: РИА Новости

Россия может лишиться контроля над Северным морским путем, если лед в Арктике растает, утверждают американские климатологи и юристы. В обоснованности их прогнозов разбиралось РИА Новости.

Климат открывает дорогу

Если глобальное потепление не удастся сдержать на 1,5 градуса в следующие 43 года, то к 2065-му в освободившейся ото льда Арктикемогут появиться новые торговые маршруты. По мнению американских ученых, это способно ослабить контроль России над регионом.

Авторы исследования — климатологи из Университета Брауна (штат Род-Айленд) и правовед из Школы права Университета штата Мэн — отмечают, что арктические торговые маршруты на 30-50 процентов короче, чем через Суэцкий и Панамский каналы. Время транзита сократится примерно на 14-20 дней, судоходные компании не только сэкономят деньги, но примерно на 24 процента уменьшат выбросы парниковых газов.

Наибольший экономический интерес представляет Северо-Восточный проход, также известный как Северный морской путь. Он может связать крупнейшие порты стран Юго-Восточной Азии и Северной Европы, между которыми идет основной мировой грузопоток.

Севморпуть называют альтернативой перевозки грузов через Суэцкий канал. Но по факту в случае широкого использования он будет конкурировать с более длинным маршрутом — в обход Африки. Именно так доставляют значительную часть товаров, например, из Шанхая в Роттердам.

Нет льда — нет законов

Северный морской путь пролегает через исключительную экономическую зону России и используется фактически одной страной. Причина — не только мощнейший в мире ледокольный флот, но и международные законы, дающие арктическим прибрежным государствам право контролировать ленту шириной 200 морских миль от берега. Сейчас иностранное судно не может пройти по маршруту без согласования с Россией, без лоцманской проводки или ледокольного сопровождения.

Американские юристы хотят прямо увязать распространение российских законов на эту акваторию с тем, что там есть лед. Один из соавторов исследования, директор Центра океанического и прибрежного права Университета штата Мэн и юрист Чарльз Норчи, ссылается на статью 234Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В документе указано, что для защиты окружающей среды от загрязнения "прибрежные государства имеют право принимать и обеспечивать соблюдение <...> законов и правил", которые регулируют передвижение судов в районах, где "особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства".

Действие статьи распространяется на исключительную экономическую зону — районы шириной 200 морских миль от берега.

По мнению Норчи, Россия на протяжении десятилетий использовала эту статью в собственных экономических и геополитических интересах. Но если существенную часть времени в арктических регионах не будет ледового покрова, то страна уже не сможет распространять на эту территорию свои законы. Хотя попытается, считает американский юрист.


"Мало того, с таянием льдов судоходство выйдет из российских территориальных вод в международные. Россия не сумеет этому помешать", — добавляет Норчи.

Лед, да не тот

Однако с этой статьей Конвенции ООН по морскому праву не все так просто, как пытается представить правовед из США. Прежде всего, сейчас нет общепринятого разграничения арктических пространств — существует сразу несколько точек зрения на делимитацию и юридический режим самого северного региона планеты.

В 1970-х превалировала теория деления Арктики на пять секторов между Россией, США, Канадой,Норвегией и Данией. При этом суверенитет государств распространялся на земли и острова, расположенные в пределах сектора, вершина которого Северный полюс.


Но такой подход практически исключал возможность применения к значительной площади Северного Ледовитого океана положений части VII Конвенции ООН по морскому праву, которая гарантирует свободу судоходства, полетов, рыболовства и других видов деятельности в открытом море за пределами исключительных экономических зон и территориальных вод.

Выход, пусть далеко не идеальный, и предложили в статье 234, рассказывает РИА Новости эксперт по морскому праву, ассоциированный партнер АБ СПб "Инмарин" Владислав Беляков.

Документ не дает четкого определения, что считать "покрытыми льдом районами". "Но в мировой доктрине и практике достаточно широкое распространение получила точка зрения, что это — вся Арктика", — поясняет юрист.

По его словам, положение о покрытии льдом в статье нельзя рассматривать как необходимое условие появления или исчезновения особых прав у прибрежных государств. На самом деле, это лишь "средство географического определения района, в котором такие права действуют, то есть Арктики".

Как отмечает эксперт, альтернативное прочтение этой нормы, предложенное в новом американском исследовании, вступает в противоречие с объектом и целью Конвенции ООН по морскому праву. Все средства толкования указывают, что применять статью нужно вне какой-либо связи с изменением ледового покрова Арктики.

Возврат к списку